"Память о Шигабутдине Марджани жива, его чтят и помнят..."

01 марта

 

В этом году в Узбекистане, в городе Бухаре в медресе «Мир-Араб» произошло знаковое событие – была установлена памятная доска Шигабутдину Марджани, великому учёному, просветителю и богослову. Это говорит лишь о том, что татарского общественного деятеля помнят и изучают его труды не только на территории России, но и далеко за её пределами.

 


Что касается торжественной церемонии открытия памятной доски, то в ней принимали участие муфтий Узбекистана Усманхан Алимов, хаким (мэр) Бухарской области Уктам Барноев, заместитель Премьер-министра Республики Татарстан Василь Шайхразиев, группа учёных и журналистов из Казани,  другие официальные лица, а также учащиеся медресе.

 

 

 

 

Перед мероприятием татарстанские гости смогли ознакомиться с построенным в XVI веке медресе «Мир-Араб», где получали образование видные российские просветители. Стоит отметить что заместитель председателя Комитета по делам религий Кабинета министров Узбекистана Музаффар Камилов в рамках встречи высказал предложение о проведении Международных чтений Марджани.

 

 

Церемония открытия памятной доски Шигабутдину Марджани началась с короткого обзора жизни и деятельности великого татарского учёного. Василь Шайхразиев напомнил, что идея установления памятной доски была высказана Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым в прошлом году — в год 200-летия со дня рождения Шигабутдина Марджани. Вице-премьер РТ Василь Шайхразиев поблагодарил представительство Узбекистана за осуществление идеи в столь короткий срок. Председатель Духовного управления мусульман Узбекистана, муфтий Усманхан Алимов подчеркнул, что установление памятной доски является признаком внимания к просвещению. Памятные доски были установлены в трёх местах: одна из них – на центральной площади в виде большой латунной пластины с текстом на татарском, узбекском и русском языках. На стене класса, где учился Марджани, установили доску на узбекском языке. Ещё одна памятная доска с надписями на двух языках была установлена на стене комнаты, где проживал учёный.

 

 

 

О том, почему татарских просветителей знают по всему миру, чем знаменит Шигабутдин Марджани и какое наследие скрывают улочки Узбекистана мы спросили у ведущего научного сотрудника Центра письменного и музыкального наследия Института языка и литературы имени Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан Азата Ахунова.

 

 

- Расскажите, пожалуйста, об итогах поездки в Узбекистан.

 


- Установление мемориальной доски Шигабутдину Марджани в Бухаре стало завершением целого ряда мероприятий, посвященных 200-летнему юбилею богослова. В рамках «круглого стола», который стал логическим продолжением торжественной установки, мы поделились знаниями и обсудили научную и общественную  деятельность Марджани. Там же мы презентовали сигнальный выпуск фотоальбома, который позволяет наглядно представить жизненный путь татарского просветителя. Стоит отметить, что эта работа вызвала неподдельный интерес, особенно среди представителей татарской общины Бухары. Я выступил с докладом о деятельности Ш.Марджани как историка, а мой коллега Ильхам Гумеров детально рассказал узбекской стороне о хранящемся в ИЯЛИ им.Г.Ибрагимова фонде Марджани,, который содержит различные документы, его письма,  и фотографии.

 

 

- Почему имя Шигабутдина Марджани известно по всему миру? С чем связана популярность его самого и научных трудов в Узбекистане?

 


- Тот факт, что в торжественных мероприятиях принял участие хаким Бухарской области (губернатор), является ярким свидетельством уважения к личности Марджани, его наследию и огромному вкладу в историю и в целом богословие. Его труды знают не только в Узбекистане, но по всему миру. Мы смогли побывать внутри самого медресе «Мир-Араб», где заметили, что на доске с изображениями почётных выпускников в числе первых висит портрет Шигабутдина Марджани. Память о нём жива, его чтят и помнят.

 

 


Все татарские учёные, жившие до начала XX века, получали образование в Бухаре или Самарканде, поэтому нет ничего удивительного в том, что в Узбекистане наши просветители широко известны. Сюда ещё стоит добавить и обширные исторические связи, в том числе и широкое распространение ислама на территории Поволжья, шедшее через Туркестан. Что же касается личности Марджани, то, вернувшись в Казань после обучения в «Мир-Араб», он начал писать свои научные труды, которые стали популярны во всём исламском мире благодаря тому, что были написаны на арабском языке. Ошибочно само предположение о том, что Шигабутдин Марджани был только богословом. Неоценим его вклад в становление исторической науки, так например, Марджани первым рассказал об истории древних тюркских государств, народов Средней Азии. 

 

 

Отдельно стоит остановиться на его богословских трактатах, которые имели особую популярность за пределами его родного города. Его богословские заключения подходили и для мусульман, проживающих на территории среднеазиатских государств, поскольку они придерживались того же мазхаба, что и сам Марджани (речь идёт о ханафитском мазхабе и матуридитской акыде). Да и сам Марджани в своих работах опирался на трактаты среднеазиатских учёных, что не могло стать причиной когнитивного диссонанса, а лишь сближало.

 

 

- Насколько велик простор для работы? Удалось ли Вам ознакомиться хотя бы вкратце с архивом узбекских коллег?

 


- По приезду в Узбекистан мы поняли, что у наших коллег есть желание не только поддерживать, но и дальше развивать двусторонние отношения, в том числе в области возвращения исторического наследия. Мы обнаружили, что в узбекских архивах есть очень много документов и рукописей за авторством татарских религиозных деятелей, писателей, о которых мы абсолютно ничего не знаем, но в Узбекистане они очень популярны. В одном только Институте востоковедения Академии наук Республики Узбекистан хранится рукопись писателя, просветителя и религиозного деятеля XIX века Утыза Имяни, написанная на персидском языке. В этом труде он говорит о Габдельнасыре Курсави, о системе образования в Бухаре. Помимо этого, есть очень много документов, а среди авторов очень часто можно встретить Булгари, аль-Казани, ат-Татари.

 

 

 

 

Отдельно хотелось бы остановиться на вот каком моменте. Когда нам довелось прогуляться по узким улочкам Бухары, в одном из старых кварталов я обнаружил мечеть Ходжи Хасана Булгари. Там же, недалеко, находится и его мнимая могила, датируемая XVIII веком. Это был почитаемый человек, татарин (как подчёркивают местные жители), обучавший местное население основам ислама, просветитель бухарцев, учёный. Они чтят его как святого человека. В этой мечети есть челлехана – место, где люди закрываются от внешнего мира на 40 дней, проводя это время в молитвах и посте. К сожалению, на сегодняшний день мечеть и находящееся рядом медресе нуждаются в реставрации. Вообще же за время пребывания в Узбекистане нам удалось обнаружить немало татарских мечетей, о которых у нас практически никто не знает. Всё это требует отдельного детального изучения.

 


Одним из предметов сотрудничества с коллегами из Узбекистана является и фиксация надмогильных памятников (то есть эпиграфика). Сейчас ведётся работа по регионам России, особое внимание уделяется именно дореволюционным памятникам. Ту же самую работу мы планируем вести и в Узбекистане. Эпиграфика позволяет узнать различные сведения о деятелях в разных областях, узнать, откуда они, чем занимались. К сожалению, такие памятники, надгробные плиты очень быстро разрушаются, поэтому крайне важно успеть изучить их, сделать записи и фотографии, зафиксировать в истории и для потомков.

 

Беседовала Ильмира Гафиятуллина

Фото: Азат Ахунов