Реклама

Ближний Восток в «Мировом порядке» по Киссинджеру. Часть 4

310

Ближний Восток в «Мировом порядке» по Киссинджеру. Часть 4

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Далее в своей книге «Мировой порядок» Генри Киссинджер уделяет внимание Египту, которому также довелось пережить «прелести» Арабской весны. Выражение: «Египет – это древняя страна» ничего не означает на фоне ее реального историко-культурного величия в масштабах мировой истории. История Египта не только теряется в небытии седой древности, но и полна тайн и загадок. Страна упоминается даже в Коране.

Киссинджер характеризует Египет, как арабскую страну с самым большим количеством жителей, как страну, которая на протяжении многих лет играла ведущую роль в политической жизни арабского мира. С некоторых пор Египет претерпевает коллизии экономического кризиса и испытывает серьезные проблемы в сфере обеспечения национальной безопасности. Достаточно вспомнить о т.н. Синайском вилаете ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация - прим. ред.) , в котором террористы чувствуют себя вольготно настолько, что, говоря словами Киссинджера, даже снабжение Каира разведданными и оказание ему военной поддержки со стороны Вашингтона и Иерусалима, власти страны так и не достигли успеха в уничтожении филиала ИГИЛ на Синайском полуострове. Достаточно вспомнить убийство террористами ИГИЛ сотен граждан России в крупнейшей авиакатастрофе за всю историю мировой авиации 31 октября 2015 года.

В общем, дела с безопасностью в Египте обстоят настолько плохо, что иностранные компании не желают инвестировать сюда свои средства, туристы предпочитают отдыхать в других странах, а Россия до сих пор не торопится открыть египетское небо для своей пассажирской авиации. Все это в совокупности привело к обрушению в 2016 курса египетского фунта по отношению к доллару почти в два раза.

Говоря о Турции, Киссинджер вспоминает о т.н. «Стратегической доктрине», разработанной ее правительством и призванной вывести страну из числа региональных стран на уровень мировой державы. Для достижения этой цели предполагалось обнулить внешнеполитические проблемы, которые Анкара имела со своими соседями. Однако эта затея с грохотом обрушилась. Киссинджер видит причину провала в проблемах, вызванных управленческими просчетами, которые, по его мнению, были вызваны авторитарным стилем ведения дел Эрдоганом, а также заметным националистическим и исламистским уклоном проводимой им политики. В результате Анкара получила не только обострение «курдской проблемы» внутри своих границ, но и перспективу создания курдского государства на части территории Сирии. Еще одной серьезной проблемой является усиливающйся салафитский джихадизм, отравляющий турецкое общество изнутри и рост общегражданской напряженности.

Об Израиле Киссинджер говорит немного. Он отмечает, что страна показывает «потрясающие» результаты в технологиях и экономическом развитии. Из проблем, с которыми сталкивается Израиль, Киссинджер называет палестинскую проблему и традиционно враждебное окружение по внешнему периметру.

По какой-то причине, здесь Киссинджер, мягко говоря, игнорирует реальность. По меньшей мере, половина пограничных соседей Израиля вполне лояльны к нему. Это касается и Иордании, и Египта. Определенные проблемы вызывает лишь Ливан, с базирующимися на его территории анти-израильскими вооруженными группировками, например, прошиитской Хезболлой. Что касается Сирии, то Тель-Авив однозначно рассматривал ее как своего врага. Насколько это было оправдано, судить не берусь. Могу только добавить, что Израиль активно включился в процесс устранения Башара Асада, и до сих пор продолжает наносить авиационные удары по правительственным сирийским войскам, хотя ситуация, по сравнению с началом сирийской бойни, в корне изменилась. Сирия выстояла и теперь, с помощью российских военных, уничтожает на своей территории последние террористические анклавы, которые создавались не без помощи того же Израиля.

Переходя к анализу по Саудовской Аравии, Киссинджер отмечает, что Эр-Рияд проводил наступательную милитаристскую внешнюю политику. Возможно, она была вызвана настроениями молодого принца, претендующим на престол. Принц хотел имиджевых победносных войн, но привел страну в объятия неразрешимых конфликтами. Один из них до сих продолжается в Йемене, который уже охарактеризован как саудовский Вьетнам. Также возникли проблемы и с Катаром, который хоть и мал, по сравнению с ополчившимися против него братьями-арабами, имеет поддержку, вплоть до военной, со стороны Турции, а в перспективе – и Ирана, что для саудитов сродни самому ужасному «арабскому кошмару». Так называют ночной кошмар, который регулярно возвращается к человеку, стоит тому уснуть.

Исходя из сказанного выше, пока трудно судить о том, достигнет ли успеха проводимая саудовским королевством политика, направленная на вооруженную борьбу с ростом иранского влияния в регионе с одной стороны, и на предотвращение репрессивно-карательными методами новой арабской весны в самом королевстве – с другой. По моему мнению, политическое будущее Саудовской Аравии выглядит довольно мрачным для ее правящих кругов, поскольку невозможно бороться с одним условным злом, будучи при этом рассадником другого зла. Вспомним стабильно-маниакальную стратегии КСА по пропаганде, распространению и насаждению мракобесной салафитско-ваххабитской идеологии во всех регионах с мусульманским населением.

Продолжение следует..

Айдар Хайрутдинов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home